helgakurd
Оригинальный текст: ficbook.net/readfic/4987010
ВНИМАНИЕ! Работа написана мной и все права на ее публикацию также принадлежат мне. Соблюдайте авторское право. Если желаете поделиться с кем-то работой - сообщите об этом. Думаю, с этим никаких проблем не должно возникнуть.
Фэндом: Волчонок, Время (кроссовер)
Основные персонажи: Дерек Хейл, Мечислав Стилински (Стайлз)
Рейтинг: NC-17
Жанры: PWP, AU, Соулмейты
Размер: Мини, 8 страниц, 1 часть
Статус: закончен

Описание: Отныне можно не торопиться, можно не ограничиваться коротким сексом, когда после сидишь на своем рабочем месте, составляя отчеты и одновременно доводя себя до разрядки. Теперь можно жить и в полной мере наслаждаться жизнью, которой они вдвоем оказались-таки достойны.

Примечания автора: Здесь вообще такая явная отсылка к фильму «Время», что без него в кроссоверах – никак. Касательно характеров персонажей: Стайлз в этой работе донельзя беспечный и примерно где-то в начале – малость депрессивный, Дерек… практически канонный, и Скотт – внимание! – почти умный и здравомыслящий. Поэтому ООС.

SoulmateAU: После встречи с соулмейтом время на часах перестает идти, но все еще является основной валютой. В старости люди умирают.

P. S. несколько нецензурных слов в тексте. Предупрежден – значит вооружен.



«Это работает не так, как надо», - так думает Стайлз, когда его часы начинают идти. Вернее… бежать. Ограничить количество населения на планете умно – ничего не скажешь, но таким образом… слишком радикально что ли, да и суть: если после двадцати пяти (а именно во столько начинают идти часы у каждого) ты в течении года не найдешь свою родственную душу – смерть. Конечно, при возможности, время можно отсрочить: украсть, заработать, найти… Не важно. Но если ты обычный человек – вряд ли проживешь больше года без соулмейта, которого, к слову, шанс найти равен где-то примерно нулю. Или одной тысячной – разница?

И, наверное, «это судьба», - мелькает в голове Стилински, когда на его часах остается не больше полугода. Он думает, что умирать в двадцать пять – это определенно не то, чего бы хотелось. Ведь, черт, у него впереди могла бы быть целая жизнь, полная приключений и любви, как бы банально это не звучало. Он мог бы посмотреть на мир, побывать в знойной Италии и прохладной Норвегии… мог бы. Но его время бежит неумолимо быстро – один день засчитывается за два, и это… Стайлз не может угнаться за цифрами на своей руке; время попросту не оставляет ему возможности жить.

А судьба… Что ж, он давно понял, что она та еще капризная сука, не готовая подарить ему родственную душу, черт с этим. Полгода равные трем месяцам он просто обязан прожить хотя бы хорошо. Да, без Италии и Норвегии, без приключений и любви, но все же хорошо. И плевать на чертово время, на судьбу и эту глупую вселенную Х. Три месяца в его распоряжении, и этим однозначно следует насладиться сполна.

* * *


У Дерека завал на работе, и чрезвычайно мало свободного времени на часах. Ему тридцать, хотя после двадцати пяти внешность перестает меняться, и вопросы, касающиеся возраста уже никого не волнуют. По крайней мере тех, кто нашел свою родственную душу так точно.

— У тебя кофе остыл, - рядом с ним присаживается Кора, и выглядит она крайне озабоченной. – Я видела твои часы сегодня утром. Дерек, осталось всего две недели. – шепотом говорит она, чтобы намеренно не привлекать излишнего внимания и без того любопытных коллег. – Разве время должно идти так быстро?

— Нет, - он хмурится, и протягивает руку к едва теплому пластиковому стаканчику. Не хочется обсуждать тему соулмейтов с Корой – она как-никак его младшая сестра, да и свою родственную душу отыскала спустя две недели после двадцатипятилетия. Нереально быстро. – Мне нужно доделывать отчет. Семь страниц к завтрашнему дню, и это важно.

— Но, Дерек, я могла бы тебе помочь и…

— Мне не нужно всего этого, разве ты не понимаешь? Кора, я устал от этих сочувствующих взглядов и бесконечно неудачных попыток сделать что-то. В этом нет смысла, мои часы все равно скоро остановятся, поэтому… Слушай, просто оставь меня, ладно? – он срывается, и она встает, поджимая нижнюю губу. – Прости, я не хотел…

— Ничего, - Кора грустно улыбается и уходит. Она устала. Устала не меньше его, Дерека, и она точно не готова потерять еще кого-то из своей семьи. Она не справится с этим, определенно нет.

* * *


Стайлз заканчивает со своей работой в восемь, и это, по правде говоря, не то время в которое он планировал закончить на этот раз. Стилински в спешке накидывает толстовку с вешалки и закидывает лямку рюкзака на правое плечо, хотя и помнит, что так делать нельзя, но черт… ему осталось три месяца, плевать.

Сегодня у них со Скоттом запланированы дружеские посиделки с парой бутылок пива и «Звездными войнами» – совсем как в старые добрые времена старшей школы. И Стайлз думает, что это чертовски хорошая идея – просто без всякого повода провести целый вечер в компании лучшего друга, алкоголя и любимых фильмов.

В квартиру Скотта Стилински приезжает примерно через полчаса, вместе с пивом и солеными орешками. Стайлз долбится в дверь минуты две, и МакКолл наконец-таки (хвала небесам, услышавшим его молитвы!) открывает ее.

— Итак… - недовольно протягивает он, глядя в экран мобильника. – Ты позже на двадцать минут.

— Во-первых – засиделся за новой статьей. Ты же знаешь моего босса – «Пока вы, ребятки, не подготовите годный материал – никакого, вашу налево, кофе!» - Стайлз довольно похоже копирует интонацию главреда. – Ну и пробки, как всегда. Ты и сам не понаслышке знаешь какое оживленное движение на девятой авеню после восьми.

— Серьезно? – Скотт вопросительно приподнимает брови, приваливаясь спиной к стене.

— Ага.

— Стайлз, у тебя джип уже неделю в ремонте, и ты пешком ходишь.

— Да? Боже, Скотт, ты просто подарок судьбы, серьезно! Я уже и забыл, что оставил свою малышку в сервисе. – Стилински глупо улыбается, снимая кроссовки. – Спасибо за напоминание.

— Ты не изменишься никогда, - МакКолл театрально закатывает глаза и совсем по-доброму улыбается. – Ладно, насчет «Звездных войн»… ты ведь подготовился к просмотру?

* * *


Утром, когда Скотт заявляет Стайлзу, что им следует серьезно поговорить, тот беспечно кивает головой, отправляясь чистить зубы. МакКолл в это время недолго колдует над приготовлением полуфабрикатов, которыми до отвалу набит его холодильник, и когда в кухню вваливается Стилински, он тут же предлагает ему отведать пасту с сыром. Парень согласно мотает головой, удобно устраиваясь на стуле.

— Я хотел поговорить с тобой… - Скотт ставит перед другом тарелку пасты, которую тот с завидным энтузиазмом начинает уплетать за обе щеки. – В общем… Это довольно сложно, и… Я нашел своего соулмейта. – на одном дыхании выпаливает МакКолл. Глаза Стайлза становятся размером с небольшое блюдечко, и он давится едой, заходясь кашлем.

— С… Серьезно? – хрипит Стилински в перерывах между кашлем. Скотт кивает головой, и начинает слегка похлопывать друга по спине.

— Мы с ней познакомились в кофейне. Эллисон, она… волшебная, просто чудесная, - МакКолл воодушевленно прикрывает глаза, складывая руки в замочек на сердце. – Она заказала латте и тут… бух! Наши часы резко остановились, представляешь?

— Р… рад за тебя, - Стайлз перестает кашлять, и пытается избавиться от своего хриплого голоса, прочищая горло. – Бро, я нереально рад за тебя, ты теперь… что вы с ней планируете делать? – Скотт смущенно заливается краской, отводя взгляд в сторону. Совсем как в детстве.

— Я думаю сделать ей предложение.

— Вот так вот сразу? – Стилински удивленно приподнимает брови.

— Я хотел бы, чтобы ты был шафером на моей свадьбе, что думаешь?

— Было бы круто, - Стайлз улыбается, хотя и понимает, что выходит это ни черта не искренне. Он рад за Скотта, реально рад, но… у него всего три месяца впереди, и вот это как раз-таки совершенно не радует.

* * *


Дерек выходит из квартиры и садится в свое Камаро, которым он в очередной раз заблокировал серебристый Порш Джексона – своего соседа по лестничной клетке. И, окей, Джексон вполне заслуживает этого, постоянно занимая его место на парковке возле дома, да (ибо нехер).

По радио крутят «Hotel California», и Хейл прибавляет громкости, мысленно напевая знакомый донельзя мотив. Он выезжает с парковки и едет по дороге ровно двадцать метров, съезжая на оживленное автомобильным движением авеню. Отсутствие пробки в это время «самое что ни на есть чудо», - так думает Дерек, выворачивая руль вправо. Резкий поворот оказывается чересчур резким – он чуть не сбивает кого-то на пешеходном переходе. Шокированный, испуганный и злой Хейл выпрыгивает из машины, подбегая к упавшему на задницу парню.

— Ты как? Все нормально? – обеспокоенно спрашивает он, протягивая ему руку. Парнишка недоуменно смотрит на него своими огромными карими глазами, не мигая, а потом принимает протянутую руку, видимо придя в себя и… Дереку кажется, словно его рука взорвалась, а когда спустя секунду он смотрит на часы, понимает, что время остановилось! Парень шокировано смотрит на него, открыв рот.

— Стайлз, - он приходит в себя спустя две минуты и тут же представляется, пожимая руку Хейла. – Никогда не думал, что это произойдет вот так… - он восторженно смотрит на Дерека. – Чувак, а ты не особо разговорчивый, да?

Дерек открывает рот, чтобы что-то ответить, но тут раздается множество сигнальных звуков сзади и чье-то громкое:

— Свалите, блять, в свое долбанное Камаро!

* * *


Стайлз думает, что это все – нереально. Определенно. Просто… ну разве могло ему так крупно повезти? Миллионы людей умирают, так и не встречая своих соулмейтов, а он, Стайлз Стилински, по пять раз на дне спотыкающийся о свою же ногу, нашел, и – внимание! – не абы кого, а самого настоящего мужчину мечты, которому в пору было бы сниматься в рекламе нижнего белья, либо стать порно-звездой… Неважно.

— Так… куда мы едем? – спрашивает он, внимательно глядя в зеркало сверху. – И как тебя зовут? Чувак, не молчи, мне между прочим очень интересно.

— Не называй меня «чуваком».

— Оно говорит!

— Ага, и даже имеет имя – Дерек.

— Дерек… - задумчиво тянет Стайлз. – Мне нравится эта рокочущая Р… Представь, когда мы будем заниматься сексом, и я буду произносить твое имя примерно вот так: «О, Боже, Дер-р-р-ек, не останавливайся». И еще буду громко стонать. Я умею, знаешь? Громко стонать.

— Боже. Избавь меня от этих подробностей. Мы знакомы всего пять минут, а складывается такое ощущение, что за это время ты уже всю совместную жизнь наперед распланировал.

— Совместную? Так значит ты принимаешь меня, как своего соулмейта, да?

— Господи, дай сил, - шепотом произносит Дерек, закатывая глаза. И Стайлз громко хмыкает в ответ, безуспешно пытаясь опустить окно со своей стороны.

* * *


К ресторану Дерек подъезжает через минут тридцать, наполненных болтовней несмолкаемого Стайлза. Он выходит из машины, открывая дверь для своего пассажира.

— В фильмах это может и смотрится мило, но на самом деле… Мы наверняка похожи на старых манерных педиков. А я, если хочешь знать, не планирую одевать смокинг на свадьбу, и не хочу особо знать, что о нас будут говорить гости гетеросексуалы, которые, поверь мне на слово, будут, - Стайлз выпрыгивает из машины, и Хейл легко захлопывает дверцу после него. – Ну и куда ты меня привез, Дерек? – он сладко протягивает его имя, смакуя рокочущую Р где-то на самом кончике языка.

— В ресторан.

— И даже не хочешь спросить готов ли я есть на людях? Может мне не понравится кухня, - парень как-то совсем по-детски надувается, слегка выпячивая нижнюю губу, и складывает руки на груди. – Я терпеть не могу китайский фастфуд и их лапшу в промасленных картонных коробочках с этими неудобными палочками…

— Мы приехали не в китайский ресторан.

— Тебе не кажется, что это слишком глупо и нелепо? Я имею ввиду, что мы ведь даже толком не знакомы, а это… - Стайлз неопределенно вертит пальцем в воздухе. – Чертовски похоже на свидание. На первое свидание. На первое свидание с человеком, которого ты не знаешь. В плане… тебя не беспокоит то, что я, к примеру, могу быть алкоголиком или психически неуравновешенным? Ты привез меня в ресторан, хотя не знаешь обо мне ничего, кроме моего имени. Это абсурд.

— Я знаю кое-что еще… ты меня однозначно раздражаешь, и еще ты чересчур болтлив.

— У меня СДВГ, знаешь?

— Плевать. Если ты мой соулмейт, я просто обязан привезти тебя в ресторан. Именно в этот ресторан, - Дерек потирает переносицу, прикрывая глаза. – Стайлз, просто доверься мне.

— Легко сказать «доверься». Может быть ты уже запланировал трахнуть меня, - парень весело усмехается. – В своем пижонском Камаро, или быть может прямо в этом ресторане…

— Я не…

— Слушай, Дерек, просто никакого секса на первом свидании, окей?

— Это не свидание…

— Даже если это и так, все равно – никакого секса. Это, знаешь ли, вопрос времени.

— Господи, я не собирался заниматься с тобой сексом, Стайлз. Не сейчас.

— Потом?

— Боже-е-е… - обреченно тянет Дерек прикрывая глаза. С этим парнишкой ему определенно придется нелегко.

* * *


Стайлз изменяет своим принципам, касательно секса и свиданий, потому что… окей, Дерек выглядит просто охуенно, и от этого его член реально изнывает, упираясь в ширинку. Какого черта он надел такие узкие джинсы? Да и вообще… Стилински был готов поклясться, что у Дерека тоже стоял на него.

После ресторана они поехали к Хейлу, и, черт, Стайлз просто не мог сдержаться, жадно накинувшись на него в прихожей. Губы у Дерека оказались мягкими и чертовски приятными, поэтому поцелуй вышел до безумия сладким. Даже лучше, чем Стилински мог представить себе, а представлял он… многое, и все это так же противоречило его принципам. Теперь «никакого секса на первом свидании» было благополучно забыто, будто бы вовсе не он – Стайлз – сказал это…

Ладони у Дерека были непозволительно горячими и чертовски приятными, и когда он снимал со Стилински его огромную безразмерную футболку, прикасаясь к рельефному прессу, Стайлз был готов поклясться, что это чуть ли не самое приятное и контрастное в его жизни ощущение. Когда с одеждой на половину было покончено, Хейл вовлек его в очередной поцелуй – на этот раз более нежный, но все же не менее требовательный. И, черт, где-то на периферии сознания у Стилински определенно мелькнуло что-то отдаленно похожее на сомнение – стоит ли?

Мягкие требовательные губы Дерека, его шершавый язык, теплые ладони – все это вышибало из колеи, увлекая все дальше и дальше от сомнений и совершенно лишнего, абсолютно ненужного в этот момент самобичевания. И это все… оно определенно точно стоило исключения, и Стайлз уже не мог остановится. Он с неясной жадностью отвечал на поцелуй, свободно пропуская язык Хейла в свой рот, позволяя ему вести, причем вести во всех смыслах.

— Стайлз, - Дерек прерывает поцелуй и пытается отдышаться. И, Господи, его имя еще никогда не звучало так. Так до невозможного охрененно, что только от одного этого возбуждение накатывает волной: накрывает с головой, переполняет, захлестывает. – Я не хочу, чтобы ты жалел о том, что собираешься сделать. Если ты не уверен, либо не готов, я пойму…

И «о, черт, заткни свой рот» - думает Стилински, вновь подаваясь вперед и мягко прикасаясь к припухшим губам Хейла.

— Я уверен, что хочу именно этого. Просто трахни меня, мне нужно… - он стонет прямо в рот Дерека, когда тот зубами оттягивает его нижнюю губу, углубляя поцелуй. Одной рукой он прижимает Стайлза к себе, а второй сжимает его пах. Парень хнычет Хейлу прямо в рот и пытается вывернуться из объятий. А затем… минута, и вся его одежда с библейской скоростью* оказывается на полу, и Дерек тянет его в спальню, пока Стилински прямо на ходу избавляется от его одежды, бросая ее на пол. К черту все.

… Кровать у Хейла нереально мягкая. Прохладные шелковые простыни приятно соприкасаются с кожей, и, наверное, это просто идеально – иметь такую кровать, из которой никто не захочет вылезать. Даже господин железной воли.

— Ты уверен? – он снова одаривает Стайлза скептическим взглядом, нависая сверху.

— Определенно точно уверен. Дерек, мне двадцать пять, а не семнадцать.

— Хорошо, - Хейл улыбается и вновь целует его, медленно спускаясь губами к выдающимся ключицам и акромиону. Он покрывает светлую кожу Стилински поцелуями, опускаясь все ниже и ниже. Желание просто взять и трахнуть, отбросив все прелюдии – велико, но он отчаянно хватается за остатки самообладания и здравого смысла, боясь причинить боль своему мальчику. Своему нереально красивому мальчику, которого будто специально создавали для него. Только для него.

Стайлз блаженно прикрывает глаза, шумно выдыхая, когда губы Дерека смыкаются на пульсирующей головке его члена. Хейл плавно двигается, пытаясь доставить парню как можно больше удовольствия, проходясь языком по его вздувшимся венкам. Стилински стонет – жалобно и протяжно, когда Дерек заглатывает до основания, пошло причмокивая губами. Ресницы Стайлза дрожат, и его сердце срывается на отчаянную чечетку, когда Хейл вновь проходится по его изнывающему члену, мучительно медленно начиная отсасывать.

Стилински прогибается в спине, толкается в его рот, и Дерек послушно принимает его, вновь заглатывая до основания. По телу прокатывается волна возбуждения, и Стайлз думает, что он определенно не сможет управлять своим оргазмом, и наверняка вот-вот кончит. Хейл двигается плавно, вздувшиеся вены пульсируют под его языком, и, черт, это просто нереальное ощущение…

Стайлз кончает позорно быстро, изливаясь прямо в рот Дерека, а после выходит из него с противным хлюпающим звуком, устало откидываясь на подушки. Хейл сглатывает сперму, и коварно ухмыляется, дразняще потирая уретру Стилински своим большим пальцем. Он плавно вычерчивает головку и уздечку, а после отстраняется и в очередной раз целует Стайлза в губы, и, Господи, он готов поклясться, что чувствует вкус собственной спермы.

— Что насчет смазки? – хриплым севшим голосом спрашивает парень, отрываясь от губ Дерека, которые сейчас выглядят, как самое настоящее порно – красные и припухшие. Наверняка не хуже его. – Ты же не собираешься ограничиваться минетами, да? Мне двадцать пять, если ты забыл, и я однозначно не готов заниматься таким сексом, который устраивает восемнадцатилетних. В плане… ты ведь собираешься трахнуть меня?

— А готов ли ты к этому?

— Мне кажется, что это ты сейчас колеблешься и сомневаешься. Нет, конечно, если хочешь, я и сам могу присунуть тебе. Стайлз может. Стайлз умеет.

Дерек глухо смеется, слазит с кровати и минуту роется в тумбочке, а после возвращается к Стилински с фиолетовым тюбиком смазки в руке. Стайлз, этот чертов прирожденный манипулятор, коварно улыбается, когда Хейл выдавливает немного лубриканта на пальцы. Он мучительно долго растирает смазку по ним, вынуждая Стилински недовольно фыркать.

Прикосновения Дерека осторожные и приятные. Он с чрезвычайной аккуратностью вводит в Стайлза сначала один палец, и парень выгибается, скулит и хнычет, прося о большем. Хейл наслаждается его реакцией, и, да, это удовольствие с явным садистским характером. Неправильное, чертовски неправильное, но в тоже время такое охренительное, что оторваться – просто невозможно.

Стайлз стонет, сильнее прогибается в спине, когда Дерек добавляет второй палец, начиная более активно разрабатывать его узкий анус. Движения внутри Стилински становятся более резкими, но оттого не менее приятными, скорее наоборот. И Стайлз снова стонет, до боли кусает свои губы, а пальцы Хейла все продолжают двигаться в нем, изредка задевая простату. От этих прикосновений нервы будто бы оголяются, и перед глазами начинает искриться. Эмоции, кажется, вот-вот готовы захлестнуть его, и тело готово безвольно обмякнуть в сильных руках Дерека.

— Ну же, - сбивчиво шепчет Стайлз, кусая губы, а после всем телом подается вперед, насаживаясь на пальцы до упора. – Мне нужно. Сейчас. – он глотает половину слов, и наверняка не произносит окончания, но тем не менее Хейл понимает, кивая головой, и в следующую секунду заменяет пальцы членом. С губ Стилински срывается вскрик, и он непроизвольно впивается в плечи Дерека своими короткими ногтями, царапая загорелую кожу, а после, хныча, тянется к его губам.

Хейл отвечает на поцелуй, позволяет Стайлзу доминировать, одновременно с этим подаваясь бедрами вперед и полностью входя в него. Хотя парень и растянут, но все же остается таким же нереально узким, и от этого ощущения только обостряются. Влажные от смазки стенки ануса плотным кольцом сжимаются вокруг члена при каждом движении, и, черт, Дерек готов поклясться, что это реально одно из самых лучших в его жизни ощущений. И вообще, Стайлз, кажется, тоже из того же разряда лучшего, потому что, окей, с самой первой минуты, когда Хейл увидел его, а после их часы синхронно прекратили идти, он понял – это реально лучшее, что с ним случалось за все тридцать лет его жизни, пять из которых он буквально «перебивался» как мог, потому что чертового времени все не хватало и не хватало, зато сейчас…

Со Стайлзом время прекратило идти, и теперь его было в избытке, а это значит, что отныне можно не торопиться, можно не ограничиваться коротким сексом, когда после сидишь на своем рабочем месте, составляя отчеты и одновременно доводя себя до разрядки. Это значит, что теперь можно жить и в полной мере наслаждаться жизнью, которой они вдвоем оказались-таки достойны.

И да, миллионы людей умирают, так и не встречая своих соулмейтов, а они, Стайлз Стилински, по пять раз на дне спотыкающийся о свою же ногу и Дерек Хейл, порой чересчур хмурый и мрачный, все же нашли друг друга. Это было лишь вопросом времени, которого у них теперь более чем предостаточно/

@темы: фанфики, стерек, соулмейты, волчонок