10:51 

Мини по «Однажды в сказке»

helgakurd
1. «Еще вафель?»

ВНИМАНИЕ! Работа написана мной и все права на ее публикацию также принадлежат мне. Соблюдайте авторское право. Если желаете поделиться с кем-то работой - сообщите об этом. Думаю, с этим никаких проблем не должно возникнуть.
Пэйринг: Эмма/Реджина
Рейтинг: NC-17
Жанры: Романтика, PWP, AU
Предупреждения: OOC
Размер: Мини, 4 страницы, 2 части
Статус: закончен.

Описание: Снова губы Эммы, снова вплотную с ее. Горячо, невероятно горячо.

Часть 1.


Сегодня праздник, полностью предназначенный для Эммы, но она совсем не рада этому. Причиной всему — отсутствие Реджины среди гостей, которая не придет из-за накопившейся и крайне неотложной бумажной работы в офисе.

Из шумной толпы гостей выбралась Мэри-Маргарет, с большим красивым тортом (Руби усердно готовила его целую ночь) в руках, на котором Дэвид любезно зажег разноцветные восковые свечи.

— Это для тебя. В этот раз Руби постаралась на славу, и торт должно быть вышел необычайно вкусным, поэтому, обязательно, попробуй его, но сперва — загадай желание и задуй свечи! — женщина искренне улыбнулась, и все кошки, которые до этого скреблись у Эммы на душе, мигом исчезли, оставив после себя лишь незначительный осадок грусти.

Музыка стала играть тише, и все гости устремили свои заинтересованные взгляды на именинницу. Эмма улыбнулась и, загадав желание, резко задула все свечи разом. Толпа гостей мгновенно оживилась: кто-то захлопал в ладоши в знак своего одобрения, кто-то начал переговариваться между собой, а кто-то подходить к имениннице со своими поздравлениями и подарками.

— Надеюсь, что я не опоздала? — среди общего гула раздался голос Реджины. Свон тут же встрепенулась и поднялась со своего места. На лице девушки заиграла счастливая улыбка и, не раздумывая ни секунды, она бросилась к гостье, которую, уже и не надеялась увидеть. — Я где-то слышала, что лучшие моменты, обычно, случаются с нами, когда мы этого вовсе не ожидаем. — Миллс как-то хитро улыбнулась и запустила свою руку в сумку. Через несколько секунд перед глазами Эммы предстала небольшая белая коробочка с прикрепленной к ней запиской.

— Я люблю тебя, — одними лишь губами произнесла Реджина и, ловко наклонившись, поцеловала Свон в щечку.

— Я тоже, — бессвязно прошептала Эмма, ошарашенно глядя на мадам мэра.

— Полагаю, что нам стоит перебраться в другое место. Более спокойное и менее людное.

— Полностью с тобой согласна, — улыбнулась Эмма и стала быстро просачиваться сквозь толпу гостей вместе с Реджиной.

***


Ускользнув от суматохи и уже успевших изрядно напиться гостей, Реджина и Эмма направились в квартиру Дэвида и Мэри-Маргарет. В абсолютной темноте, царившей в комнате, отбросив все приличия и условности в сторону, Миллс обхватила талию Эммы и, притянув к себе Свон, страстно поцеловала ее в губы. Девушка не менее горячо ответила на поцелуй, растягивая его и смакуя.

— Ты не против?

— Нет, — моментально ответила Эмма и проникла в рот Реджины. Язык сам делал свое дело. Он описал во рту пару круговых движений, а затем, медленно начал переплетаться с языком Реджины, мимолетно касаясь нёба и внутренний стороны щек. От пронизывающего каждую клеточку ее тела удовольствия, брюнетка застонала прямо в губы Свон. Это послужило чем-то вроде сигнала, и Эмма прижалась к Миллс своим разгоряченным телом, повалив ее на стоящий рядом диван.

— Чего ты боишься? — разрывая поцелуй, вдруг неожиданно спросила Свон.

— Боюсь? Я ничего не боюсь, — быстро ответила Реджина, усмехнувшись. — Я ничего не боюсь, но потерять тебя, было бы просто невыносимо. И…

— В таком случае, я лучше отнесу тебя в спальню, — в каком-то неожиданном порыве счастья, выдавила Эмма. После этого она подняла Реджину и направилась с ней к самой ближней двери, которая вела в вышеупомянутую комнату. Сердце Миллс на миг замерло, а затем вновь забилось с удвоенной силой, разгоняя по венам пламенную от возбуждения кровь. Она безумно хотела Эмму, прямо здесь и прямо сейчас.

Когда Свон и Реджина уже оказались в спальне, Эмма жадно прильнула к губам брюнетки, старательно растягивая столь приятное для них обоих мгновенье. От этого нежного и одновременно страстного поцелуя, рассудок уже окончательно покинул обеих.

Руки Реджины медленно соскользнули на бедра Свон, пробираясь под превосходное черное платье. Эмма прикрыла глаза и доверчиво расслабилась, видимо уже понимая, чего хочет Реджина. Последовал очередной поцелуй, на который девушка ответила неспешно, точно смакуя и пробуя его на вкус. Для осуществления, уже зародившегося в голове Реджины плана, сейчас мешало только пышное черное платье Эммы, которое, вскоре, вместе с одеждой мадам мэра оказалось на полу. Соблазнительное тело блондинки пробуждало в голове Миллс сотни грязных и порочных мыслей, отгонять которые уже было не к чему.

Светлая кожа нежного молочного цвета, отдающая приятным запахом дорогих французских духов, притягивала Реджину словно магнит, и она была уже просто не в силах оторваться. Небольшая, чувственная грудь блондинки, вздымалась под ладонями Реджины, которые медленно скользили по всему телу девушки, изредка сменяясь влажными губами. Уже не имея возможности сдерживать себя, брюнетка медленно проникла в Эмму двумя пальцами. Как только пальцы проникли внутрь Свон, ощущение реальности происходящего тут же выветрилось из ее головы и она, возбужденная до самого пика, начала медленно насаживаться, находясь под полной властью Миллс.

Самозабвенно лаская Эмму, Реджина начала проникать своими пальцами все глубже, отчего вскоре с уст блондинки стали слетать приглушенные стоны. Миллс с интересом наблюдала, как вздымалась грудь Свон, как она сбивчиво дышала и шептала ей что-то бессвязное, плавно подаваясь вперед. Губы Эммы прикоснулись к губам Реджины, после чего ее влажный язык скользнул в рот, проходясь по идеально ровной кромке зубов и внутренним сторонам щек.

Еще несколько несильных толчков пальцами, и Свон настигает оглушительный оргазм, накрывающий с головой. Обильная смазка мгновенно покрывает пальцы Реджины, стоит им только выйти из лона Эммы. Мадам мэр медленно слизывает с пальцев терпкую прозрачную жидкость, ощущая на языке умопомрачительный вкус Свон.

Отныне — ее любимый вкус.

Часть 2.


Утром Эмма проснулась поздно, и стоило только девушке раскрыть глаза, как тут же она обнаружила, что спит одна и рядом нет Реджины. События вчерашнего вечера начали медленно всплывать в памяти. Нет, это определенно не могло быть сном.

Свон отчетливо помнила, как она целовала Реджину, как на языке вертелся вкус ее блеска для губ, похожий на карамель, она помнила и горячие прикосновения рук брюнетки к своему телу, посылающие сладкие импульсы по всему телу. Эмма помнила все, что произошло той ночью.

***


Войдя в кухню, Свон застала Реджину за приготовлением вафель, приятно пахнущих ванилином.

— Доброе утро, — брюнетка обернулась и почувствовала, как низ ее живота свело приятной судорогой. Сдержанно улыбнувшись уголками губ, Миллс достала последние готовые вафли и выключила вафельницу.

— Присаживайся за стол, все готово, — Реджина поставила перед Эммой тарелку с золотистыми вафлями. — Будешь какой-нибудь сироп? Мэри-Маргарет разрешила взять любой.

— Карамельный, — Свон нахмурилась. — Что она сказала, когда… увидела нас вместе?

— Ничего, кроме того, что рада за тебя, — брюнетка улыбнулась, протянув Эмме тарелку с вафлями, аккуратно политыми светлым карамельным сиропом. — Вкусно?

— Очень, — Реджина потянулась к Свон и смачно поцеловала ее в губы, испачканные сладким карамельным сиропом, а затем бережно обвила талию блондинки своими руками. Миллс притянула Эмму к себе и вновь поцеловала ее в губы, только теперь — соблюдая все формальности поцелуя с языком. Протяжный сладкий стон сорвался с губ Свон, и тело ее, как не кстати, задрожало от возбуждения.

Пальцы брюнетки подрагивали, однако руки не спеша и довольно умело скользили по телу Эммы, поглаживая доступные участки кожи. Девушке нравились действия Реджины — этого она совершенно не скрывала, поэтому без всякого смущения начинала постанывать прямо в рот Миллс, когда ее руки бережно сжимали небольшую грудь. Казалось, что вот-вот, кто-то из них не сдержится и захочет большего…

— Реджина, — в неясном порыве, срывая с брюнетки дорогой пиджак, который уже спустя секунду валялся в дальнем углу комнаты, прошептала Эмма. Следом за пиджаком отправилась не менее дорогая и красивая блузка приятного фиолетового цвета. Избавившись от ненужной верхней одежды, Эмма начала медленно нащупывать застежку на бюстгальтере Реджины, но все было тщетно. Тем временем Миллс уже практически полностью раздела свою партнершу. Умело.

Слегка загорелая кожа Реджины была подобна шелку — такая же мягкая и невероятно приятная на ощупь. Эмма обхватила талию брюнетки и облокотила ее о стол, тем самым показывая, кто в этот раз будет доминировать. Миллс, кажется, была вовсе не против, наоборот — ей очень хотелось, чтобы теперь Свон занимала главную позицию.

Эмма полностью уложила Реджину на стол и ловко забралась на нее верхом. Медленно покрывая ключицы и шею Миллс влажными дорожками поцелуев, Свон время от времени тянулась к ее губам, старательно работая своим языком во рту женщины. Возбуждение брало свое, и Реджина, тихо, едва уловимо постанывая, плотнее прижималась у телу своей партнерши, запуская руки в ее спутанные волосы.

Плавно отстранившись, Эмма оставила очередной поцелуй в уголке губ брюнетки, а затем аккуратно сжала в руке ее грудь. Реджина шумно выдохнула, когда языком Свон прошлась по ее затвердевшему соску, бережно прикусывая вишневую кожу. Хотелось кричать, стонать, делать все что угодно, лишь бы Эмма продолжала, лишь бы она не прекращала свои ласки, доставляющие такое необходимое удовлетворение.

— Ты сводишь меня с ума, — на грани слышимости прошептала Реджина, вновь притягивая Свон для очередного поцелуя. — Что же ты делаешь, — на выдохе, в самые губы… И снова язык Эммы: приятный, горячий и ловкий. Сперва по идеально ровной кромке зубов, затем по нёбу и, как в завершение — по внутренним сторонам щек. Приятно, умопомрачительно и крайне необходимо.

— О, еще немного, — аккуратно вводя в брюнетку один палец, произносит Свон. Реджина начинает тихо постанывать, когда Эмма ускоряется, добавляя еще один палец. Удовольствие захлестывает, накрывает с головой, лишает способности мыслить здраво. Сейчас — только желание, только животная похоть и никаких отвлекающих посторонних мыслей. Они — ни к чему.

Миллс подстраивается под темп и начинает подаваться вперед, обвивая шею Свон своими руками и притягивая девушку к себе для очередного поцелуя. Страстного, дико желанного и необходимого, как воздух. Снова губы Эммы, снова вплотную с ее. Горячо, невероятно горячо.

Свон старательно посасывает нижнюю губу Реджины, прикусывая ее и плавно оттягивая, при этом, все еще продолжая активно работать своими пальцами. Тело брюнетки содрогается и оргазм накрывает ее с головой, заставляя быстро кончить, покрыв обильной смазкой пальцы Эммы.

— Еще вафель? — пытаясь выровнять сбившееся дыхание, спрашивает Реджина. И Эмма, широко улыбаясь, мотает головой в ответ, оставляя легкий поцелуй в уголке губ брюнетки.

2. «Органайзер сломался»

ВНИМАНИЕ! Работа написана мной и все права на ее публикацию также принадлежат мне. Соблюдайте авторское право. Если желаете поделиться с кем-то работой - сообщите об этом. Думаю, с этим никаких проблем не должно возникнуть.
Пэйринг: Эмма/Реджина
Рейтинг: NC-17
Жанры: Романтика, PWP, AU
Предупреждения: OOC
Размер: Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус: закончен.

Описание: – Уберем? – она кивает, смахивает папки со стола и отправляет туда же черный настольный органайзер, который разбивается – даже ковер не препятствует этому.

Эмма всегда делает так: растягивает гласные на нью-йоркский манер и чрезвычайно пошло облизывает свои соблазнительные розовые губы. Реджина не в состоянии отвести от нее заинтересованного взгляда.

— Ты меня слушаешь? — ее голос вырывает Миллс из раздумий, заставляя, буквально, спуститься с небес на землю. Мадам мэр сбивчиво кивает головой, старательно пытаясь отделаться от этого наваждения. — Так вот… — Свон продолжает; в сотый раз проходится языком по своим идеальным губам, и в фантазиях Реджины этот развратный язык медленно скользит от ее груди, спускаясь все ниже и ниже, старательно обводя набухшие соски и…

— Эй, — Эмма недовольно хмурится, поднимается с диванчика и подходит к столу Миллс. — Все нормально? — ее лицо так невероятно близко, что Реджина теряется: поцеловать или сдержаться? В итоге, после секундного замешательства она резко подается вперед, плавно касаясь мягких влажных губ своими губами. Эмма шумно (и чуточку нервно) выдыхает, приоткрывая рот, и пропускает в него язык Миллс. Он неспешно скользит по ее идеально ровной кромке зубов, легко и едва ощутимо касается нёба (сердце Свон в этот момент, кажется срывается на чечетку, намереваясь к чертям раскрошить все ребра) и плавно касается внутренней стороны щек.

— Мне… — Реджина безуспешно пытается восстановить тяжелое сбившееся дыхание. — Не следовало этого делать. Прости. — едва разборчиво, на грани слышимости. Эмма нервно хмыкает в ответ. — Это ведь ничего не изменит, да? Все будет нормально, как и раньше? — и только за одно это — «нормально» Свон уже готова убить ее. Неужели все просто так? Разве для этого она каждый день по часу вертится у зеркала, завивая волосы и подкрашивая губы стойким полупрозрачным блеском? Как глупо (и этим вполне можно охарактеризовать все то, что происходит между ними двумя).

— Нет-нет-нет, — торопливо выдает Свон. — У нас все нормально, и я вовсе не против того что ты только что поцеловала меня… это… в общем, я бы не против повторить все это. — Эмма соблазнительно поджимает свою нижнюю губу, когда Миллс вновь тянется к ней, на этот раз касаясь губ гораздо смелее. Мадам мэр запускает свои руки в идеально уложенные локоны Свон, спутывает их и легко оттягивает ее голову назад, углубляя поцелуй. Руки Эммы тянутся к блузке Реджины и, приподнимая ее низ, она едва ощутимо касается своими теплыми ладонями живота, скользит пальцами по выступающим ребрам, поднимаясь все выше и выше. Брюнетка больно прикусывает нижнюю губу Свон, когда та довольно ловко расправляется с застежкой на ее бюстгальтере, который в следующую секунду отправляется в кресло неподалеку.

Эмма в восторге (нет, даже не так — она будто бы пьяна от счастья), когда в следующую минуту все ее одежда отправляется в тоже самое кресло, где, забившись в самый уголок, лежит бюстгальтер Миллс. Реджина целует Свон в шею: страстно и влажно, легко засасывая сладкую кожу, где после обязательно появится идеально ровный засос, потому что у мадам мэр (Эмма на все сто двадцать процентов из ста уверена) — по-другому просто не бывает.

Горячая кожа Реджины обжигает ладони и будто бы начинает искриться, когда Свон слегка сжимает ладонями ее пышную грудь, пальчиками надавливая на чувствительные соски. Брюнетка тихо стонет, когда Эмма к чертям разрывает ее блузку и стягивает остальную одежду, языком касается набухших бусин на сосках, отчего внизу живота начинает тянуть, отдавая приятными импульсами.

— У меня стол завален отчетами, — выдавливает Реджина. Эмма отстраняется и игриво смотрит на нее. — Уберем? — она кивает, смахивает папки со стола и отправляет туда же черный настольный органайзер, который разбивается — даже ковер не препятствует этому.

Миллс откидывается на стол с завидной скоростью, и Свон рефлекторно впивается ноготками в ее выпирающие тазовые кости, сжимает коленями бедра. Мелкая дрожь тут же проходится по ее позвоночнику, и под кожей вспыхивают зудящее чувство бесшабашности, свободы и еще чего-то ранее не изведанного, охватывающие полностью: с кончиков пальцев на ногах до самых корней спутанных светлых волос.

Свон отстраняется, проводит пальцами по половым губам, вокруг небольшой впадинки, обильно наполненной смазкой. Реджину бросает в жар. Она слегка дрожит, неосознанно сдвигая ноги. Эмма обхватывает руками ее бедра, слегка сжимает их в своих руках, не позволяя контролировать движения и двигаться, а затем смыкает свои губы на пульсирующем клиторе и посасывает, втягивая его в свой аккуратный ротик. Кончик языка едва касается клитора, на несколько мгновений заставляя напрячься мышцы. Палец осторожно касается промежности, позволяя привыкнуть к прохладной коже.

Реджина требовательно подается вперед всем телом, до боли сжимая край стола. Острый ноготок Свон слегка царапает ее внутри, вынуждая ненадолго напрячься и шумно выдохнуть. Палец заходит значительно глубже, и язык начинает работать активнее: входит в «чехол», слегка касается его стенок и начинает выводить какие-то понятные только Эмме узоры, проталкиваясь все глубже.

Миллс стонет в голос, позволяет пальцам Свон войти во всю длину и расслабляется. Еще несколько плавных толчков и мадам мэр запрокидывает голову, громко вскрикивает, достигая оргазма. Ее дыхание окончательно сбивается. Пальцы Эммы покрываются обильной смазкой. Свон выходит из нее с пошлым, хлюпающим звуком, а после поднимается, едва ощутимо надавливая на нижнюю губу, и оттягивает ее, с удовольствием наблюдая за тем, как безропотно Реджина принимает ее пальцы, слизывая с них прозрачную вязкую жидкость.

Эмма едва касается себя и тут же кончает, довольно урча, после чего вытаскивает свои пальцы изо рта Миллс. Мадам мэр довольно улыбается и очерчивает влажные губы Свон большим пальцем, а после целует ее — жадно и крайне требовательно, языком обводя каждую трещинку на пухлых розовых губах. Эмма поддается, расслабляется, и когда поцелуй заканчивается, выдает:

— Органайзер сломался, — слегка скомкано и виновато.

3. «Just Regina»
ВНИМАНИЕ! Работа написана мной и все права на ее публикацию также принадлежат мне. Соблюдайте авторское право. Если желаете поделиться с кем-то работой - сообщите об этом. Думаю, с этим никаких проблем не должно возникнуть.
Пэйринг: Эмма/Реджина
Рейтинг: NC-17
Жанры: Романтика, PWP, AU
Предупреждения: OOC
Размер: Мини, 4 страницы, 2 части
Статус: закончен.

Описание: Она всегда была важной частью жизни многих: королева для Коры, жена для Леопольда, герой для Генри, ещё один шанс для Робина. Но только для Эммы – просто Реджина.

Часть 1.


Реджина сидит за столом в своем кабинете, перебирая кипы городских отчетов и прочих важных бумаг. Липкая тишина, нарушаемая лишь мерным шелестом бумаг, окутавшая собой весь кабинет мадам мэра, неожиданно резко нарушается противным телефонным звонком. Миллс поднимается с места и поднимает трубку телефона, небрежно поправляя пиджак.

— Скоро праздники, и я нахожусь в полной растерянности, - раздается энергичный голос Эммы из динамика. Реджина удивленно приподнимает брови, поднося телефон ближе, дабы лучше слышать голос неожиданной собеседницы. – Когда несколько дней рождений выпадают на соседние числа – это просто с ума сойти! Необходимо организовать праздничные мероприятия, подготовить нормальные поздравления – это я сейчас тонко намекаю, что в прошлом году открытка с ухом внутри была чересчур. А еще подарки, интересная программа мероприятия, чтобы не было, как на дне рожденье Дэвида, когда добрая половина гостей заснула. – тараторит Эмма, едва успевая переводить дыхание между фразами.

— Для тебя это не составит большого труда, учитывая то, как ты хороша в этом роде вопросов, - задумчиво отвечает Реджина, хмурясь. Она точно помнит, как не так давно Свон закатила такие гуляния, что после них добрая половина Сторибрука отходила примерно неделю. – Наверное, я плохой друг, раз не могу помочь даже простым советом. – заключает Реджина, присаживаясь в кресло. На самом деле, в организации мероприятий она совершенно ничего не смыслит, и признает это всем своим естеством, поэтому обычно и позволяет заниматься этим другим людям, в это время подготавливая речи для выступлений. Ораторское мастерство – вот, чем в совершенстве владеет Реджина Миллс, но точно никак не креативностью в вопросах, касающихся банкетов и прочего.

— Ничего страшного, - мило тянет гласные на нью-йоркский манер Эмма, наверняка улыбаясь в этот момент. Звучит ни черта не ободряюще, впрочем, как всегда, когда Свон пытается доказать Реджине, что она важна конкретно для нее; не достаточно правдоподобно, чтобы можно было поверить в это. А ведь Реджина всегда была важной частью жизни многих: королева для Коры, жена для Леопольда, герой для Генри, ещё один шанс для Робина. Но только для Эммы – просто Реджина. Всегда – просто Реджина. – Я постараюсь справиться со всем, но ты все равно поможешь мне. Сегодня в четыре часа за покупками, будь готова, потому что впереди – долгие утомительные часы работы. Отказы не принимаются. – после этого Свон вешает трубку, и Реджина несколько секунд просто оторопело вслушивается в гудки, пытаясь понять все, что только что услышала.

Впереди мадам мэра ждет по-настоящему насыщенный день и определенно долгая утомительная беготня по магазинам. Royally screwed*, Реджина.

* * *


Реджина сидит возле камина в доме Эммы, протягивая руки к огню и кутаясь в плед, хотя, кажется, куда уж сильнее. Пока они ехали из магазинов, Миллс успела замерзнуть, а поскольку дом Свон значительно ближе, он и оказался конечной точкой их путешествия, и теперь, пока брюнетка пыталась согреться, хозяйка дома вовсю хлопотала на кухне, заваривая согревающий травяной чай.
Эмма выходит из кухни с подносом и небольшой вазочкой, наполненной шоколадными конфетами и печеньем.

— Я не знала, сколько сахара ты обычно насыпаешь, поэтому насыпала две ложечки, - ставя поднос на столик рядом с диваном, говорит Свон, улыбаясь. Она протягивает чашку Миллс, на что та кивает в благодарность, а после делает несколько глотков и удовлетворенно прикрывает глаза. – Реджина, да ты вся дрожишь! – прикасаясь к руке Миллс, выдыхает Эмма.

— Если у тебя в запасе есть еще несколько способов, как согреть человека, помимо камина, пледа и горячего чая, то мне будет очень интересно узнать об этом, - улыбнувшись, отвечает Реджина, делая очередной глоток чая. Эмма недовольно хмурится и резко приближается к лицу своей гостьи, отчего та широко распахивает глаза, удивленно моргая.

— У меня есть один способ получше, правда я не уверена, что он может подействовать, - шепчет она, обжигая губы Реджины своим дыханием.

— Может, именно это мы сейчас и проверим?

Часть 2.


Эмма резко подается вперед, накрывая губы Миллс, а после проходится по ним своим горячим влажным языком, засасывая нижнюю. Реджина прикрывает глаза, судорожно вздыхает и расслабляется, обвивая руки вокруг шеи Свон, пока та углубляет поцелуй, легко покусывая ее губы. Это безумие, чистое безумие.

Осознание того, что дыхание сбивается, становится рваным, приходит к Реджине не сразу. Она плавно отстраняется, в последний раз самозабвенно проводя языком по идеально ровной кромке зубов Эммы. Блондинка шумно выдыхает, облизывает пересохшие губы и улыбается одной из своих самых милых улыбок.

— Раз я смогла привлечь твое внимание, — начинает она, продолжая улыбаться. — Предлагаю отправиться в комнату для гостей. Там у меня находится самое теплое, махровое, одеяло. — как ни в чем небывало говорит Свон, заправляя за ухо выбившуюся прядь своих светлых волос. Реджина кивает головой в знак согласия и, поднимаясь, направляется за хозяйкой дома, все еще кутаясь в одеяло, которое она выделила ей. — Итак, без прелюдий, сразу же предлагаю тебе сегодня остаться у меня. Мы буквально весь день провели, подбирая подарки, и на улице уже темно. Конечно же, одну домой отпустить я тебя не могу, поэтому оставайся, Реджина, я буду очень рада твоей компании. — обворожительно улыбаясь, заканчивает Эмма, слегка склоняя голову на бок.

— На самом деле я бы была только рада, но учитывая тот факт, что Генри сейчас совершенно один дома, вынуждена отказать, — Свон недовольно хмурится, доставая из кармана джинс телефон и что-то спешно набирая на нем.

— Мэри-Маргарет, могу ли я попросить тебя об одной небольшой услуге? — мило лопочет Эмма, поднося телефон поближе к уху. — Генри в доме Реджины сейчас совсем один, я бы была рада, если бы вы с Дэвидом присмотрели за ним, спасибо. — после этих слов, блондинка сбрасывает вызов и убирает телефон обратно в джинсы. Реджина удивленно приподнимает брови. Она совершенно точно не понимает действий Эммы в этот момент, да и вообще — во весь этот день, что они провели вместе. Сначала приглашение в гости, затем ухаживания и неожиданный поцелуй… что скрывается за всем этим?

— Я совершенно не понимаю того, что ты делаешь, поэтому постарайся объяснить мне, что здесь, черт возьми, происходит! — наконец не выдерживает Реджина, срываясь. — Что это все значит? Неужели, ты просто так попросила моей помощи в организации праздников, а затем, сама этого не осознавая, зашла слишком далеко? Мне почему-то кажется, что ты…

— Мы друзья, и я даже была близка к тому, чтобы называть тебя не только Реджиной или мадам мэром, или мисс Миллс, — выдыхает Эмма, скрещивая руки на груди. — Честно говоря этот поцелуй… не знаю как так вышло. Я не контролировала себя в этот момент.

— Только что ты почти потеряла право называть меня Реджиной, а уж тем более — своим другом. Если бы мы встретились при других обстоятельствах, все могло бы быть иначе, но… — Реджина на секунду прикрывает глаза, хмурясь. Взгляд Свон, кажется, сводит ее с ума, гипнотизирует, но все это… Она никогда не призналась бы Эмме в том, что испытывает к ней неподдельное влечение, которое нельзя объяснить ничем. Даже не потому, что Миллс слишком уважает себя, а лишь из-за того, что, наверное, боится оттолкнуть от себя Свон, боится потерять ее…

— Еще не поздно начать все с чистого листа, поэтому… — Эмма тянется к губам Реджины и неспешно накрывает их своими, проникая в ее рот своим языком. Все остатки здравого смысла вмиг исчезают куда-то, и Миллс поддается ей и самой себе, просто скользя по этому течению, которым так ловко управляет Свон. Сомнения, пожирающие изнутри, резко пропадают, и Реджина обнимает Эмму за плечи, прижимаясь к ней всем телом. Ладони Свон блуждают по ее спине, язык с ученическим усердием изучает рот, и она почти готова поклясться, что чувствует, как становится невыносимо жарко, как Реджина начинает сдаваться, позволяя брать над собой первенство, как кружевное черное белье медленно намокает и, как внизу живота все начинает тянуть, желая продолжения, чего-то большего, чем поцелуев.

— Ты не против? — в ответ Реджина коротко кивает головой, и уже в следующую секунду ее пиджак отправляется на пол, где следом оказывается белая блуза, а затем и рубашка мисс Свон.

Эмма усердно покрывает полуобнаженный верх Реджины влажными поцелуями, наскоро расстегивая ее бюстгальтер и отбрасывая его к остальной одежде. Она внимательно смотрит на открывшуюся ее взору грудь Миллс и губы трогает легкая полуулыбка, от осознания того, что сейчас мадам мэр полностью в ее власти.

Свон проходится языком по затвердевшим вишневым соскам Реджины, и та выгибается, тихо постанывая. Эмма улыбается и начинает покусывать сосок, отчего дыхание брюнетки сбивается, и она начинает дышать прерывисто, медленно проникая пальцами в складки уже сырой плоти, не взирая на юбку, пытаясь при этом хоть как-то удовлетворить разыгравшееся не на шутку возбуждение. Замечая это, Эмма отстраняется от Реджины и ловко избавляется от ее юбки.

В следующее мгновение, Реджина уже лежит на теплом полу, а над ней нависает Эмма, ловко посасывающая ее клитор. Свон улыбается, входит языком в «чехол», одновременно с этим начиная вводить пальцы во влагалище брюнетки, отчего та сильно прогибается в спине и громко стонет, сжимая руками плечи Эммы.

Свон отстраняется, покрывает плоский живот своей партнерши поцелуями, ускоряя темп пальцев. Реджина больше не может сдерживаться и кончает, покрывая пальцы Свон обильной смазкой, которую та удовлетворенно слизывает языком, а затем проникает им в рот Реджины, заставляя ее почувствовать свой же терпкий вкус.

— Ты сводишь меня с ума, — тихо шепчет Реджина, прямо в самые губы Свон, отчего вторая расплывается в улыбке. Она получила то что хотела, а остальное сейчас — не важно. Приподнимаясь на локтях, Реджина целует Эмму в губы, сминая их, заставляя блондинку обмякнуть и поддаться ее напору. Язык брюнетки уверенно блуждает во рту мисс Свон, проходится по ровным белоснежным зубам, сплетается с ее языком. Впереди им предстоит еще долгая ночь, которую явно ждали обе.

@темы: фанфики, свонквин, однажды в сказке

URL
   

Blue Thunder

главная